НОВОЗЕЛАНДСКИЙ ЗАБОР

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НОВОЗЕЛАНДСКИЙ ЗАБОР » ФОРУМ » Леопёрду. Моё маленькое литературное открытие.


Леопёрду. Моё маленькое литературное открытие.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Лео, ты Диккенса читал, Посмертные записки Пиквикского клуба?

Я сейчас перечитываю и получаю большое удовольствие. Прекрасная вещь, рекомендую, тебе определённо понра.

Там есть персонаж, слуга мистера Пиквика, Сэм Уэллер. Это, определённо, прообраз унд прототип Бравого солдата Швейка. Или его близкий родственник.
Воплощённая житейская смекалка, беззлобный юмор, добродушие и "народная философия". Плюс "истории к случаю", присказки и поговорки.

Прошлый раз читал давно и как-то это не прочувствовал, а сейчас как молнией озарило, да это же Швейк! Только на век раньше.

Если не читал или давно не читал, возьми, погрузись, получишь удовольствие.

Поищу и выложу несколько фрагментов...

2

Громкий  звон  колокольчика  вызвал  на  верхнюю   галерею   кокетливую
горничную, которая, постучав в  дверь  одной  из  комнат  и  получив  оттуда
какое-то приказание, крикнула, наклонившись через перила:
     - Сэм!
     - Что? - отозвался человек в белой шляпе.
     - Номеру двадцать второму нужны сапоги.
     - Спросите номер двадцать второй,  хочет  он  получить  их  сейчас  или
подождет, - последовал ответ.
     - Ну, не дурите, Сэм, - заискивающе сказала  девушка.  -  Сапоги  нужны
джентльмену сию же минуту.
     - Ладно, я знаю, вы умеете сладко  петь,  -  сказал  чистильщик  сапог.
Поглядите-ка на эти-вот сапоги: одиннадцать пар  сапог  да  один  башмак  из
номера шестого, с деревянной ногой. Одиннадцать пар  должны  быть  готовы  к
половине девятого, башмак к девяти. Кто такой номер двадцать  второй,  чтобы
все ему уступали? Э, нет,  в  порядке  очереди,  как  говорил  Джек  Кеч  *,
вздергивая людей на виселицу: простите, что заставляю  вас  ждать,  сэр,  но
сейчас я вами займусь.
     С этими словами человек в белой  шляпе  с  удвоенным  рвением  принялся
чистить сапог.
     Раздался другой громкий звонок - и на противоположной галерее появилась
выбежавшая впопыхах старая хозяйка "Белого Оленя".
     - Сэм! - крикнула она. - Где этот лодырь, этот  лентяй?..  Ах,  вот  вы
где, Сэм! Почему же вы не отвечаете?
     - Было бы невежливо отвечать, пока вы не замолчали, - проворчал Сэм.
     - Сейчас же вычистите эти башмаки для номера семнадцатого и отнесите их
в отдельную гостиную, номер пятый, второй этаж.
     Хозяйка швырнула на двор пару дамских башмаков и улетучилась.
     - Номер пятый, - сказал Сэм, подбирая башмаки,  и,  достав  из  кармана
кусок мела, сделал  отметку  на  подошве.  -  Дамские  башмаки  и  отдельная
гостиная! Ну, уж она-то, верно, не на подводе прикатила.
     - Она приехала  сегодня  спозаранку!  -крикнула  девушка,  которая  еще
стояла, перегнувшись через перила  галереи.  -  Приехала  с  джентльменом  в
наемной карете, вот ему-то и нужны сапоги, вычистите их  поскорей,  и  конец
делу.
     -  Что  же  вы  раньше-то  не  сказали!  -  с  превеликим  негодованием
воскликнул Сэм, выуживая вышеупомянутые сапоги  из  находившейся  перед  ним
кучи. - Я думал, ему  регулярная  цена  три  пенса.  Отдельная  гостиная!  И
вдобавок леди! Если он хоть сколько-нибудь похож  на  джентльмена,  это  ему
обойдется шиллинг в день, не считая отдельных поручений.
     Подхлестываемый утешительными соображениями, мистер Сэмюел столь  рьяно
работал щеткой, что через несколько  минут  и  сапоги  и  башмаки,  покрытые
глянцем, который преисполнил бы завистью душу любезного мистера Уоррена (ибо
в "Белом Олене" употребляли ваксу Дэя и Мартина *), появились у двери номера
пятого.
     - Войдите! - раздался мужской голос в ответ на стук Сэма.
     Сэм отвесил изысканнейший  поклон  и  очутился  в  присутствии  леди  и
джентльмена, сидевших за завтраком. Услужливо расставив  сапоги  джентльмена
справа и слева от него, а башмаки справа и слева от  леди,  он  попятился  к
двери.
     - Коридорный! - сказал джентльмен.
     - Сэр? - отозвался Сэм, закрывая  дверь  и  придерживая  рукой  дверную
ручку.
     - Не знаете ли вы - - как это называется? - - Докторс-Коммонс? *
     - Да, сэр.
     - Где это находится?
     - Улица собора св. Павла, сэр. Вход под низкой  аркой,  на  одном  углу
книжная лавка, на  другом  -  гостиница,  а  посередке  -  два  привратника,
зазывалы.
     - Зазывалы!? - удивился джентльмен.
     - Да, зазывалы,  -  ответил  Сэм.  -  Два  молодца  в  белых  фартуках,
хватаются за шляпы, когда вы входите: "За лицензиями, сэр,  за  лицензиями?"
Чудные ребята, сэр, да и хозяева их тоже - прокторы * прямо для Олд-Бейли...
* без промаха!
     - Что они там делают? - осведомился джентльмен.
     - Делают? Вас, сэр, обделают! А бывает и похуже. Такое вбивают в головы
старым джентльменам, что тем и не снилось. Мой  отец  -  кучер.  Овдовел,  а
тучный - с какой стороны ни подойти, - до чего тучный! Умерла его хозяйка  и
оставила ему четыреста фунтов. Вот он и пошел  в  Коммонс  посоветоваться  с
законником и выправить капитал, расфрантился - сапоги с отворотами, букет  в
петлице, широкополая шляпа, зеленый шарф, - совсем джентльмен. Проходит  под
аркой и думает, куда бы ему поместить денежки.  Тут  подскакивает  зазывала,
хватается за шляпу: "Лицензия, сэр, лицензия?" - "Что это такое?" спрашивает
отец.  "Лицензия,  сэр",  -  отвечает  тот.  "Какая  такая  лицензия?"   "На
вступление в брак", - объясняет зазывала. "Да  я,  черт  побери,  -  говорит
отец, - и не думал об этом". - "А я думаю, что  вам  нужна  лицензия,  сэр",
говорит зазывала. Отец  остановился  и  призадумался.  "Нет,  говорит,  черт
подери, слишком я стар, да  и  размеры  у  меня  неподходящие".  "Ничуть  не
бывало, сэр", - говорит зазывала. "Думаете, подходящие?" - спрашивает  отец.
"Ясное дело, сэр, отвечает тот, - в понедельник мы женили джентльмена  вдвое
против вас объемистей". - "Да ну?" - говорит отец. "Будьте уверены,  женили,
- говорит тот, - вы перед ним младенец... Сюда, сэр, сюда". Ну, мой  отец  и
пошел за ним, как ручная обезьяна за шарманкой, и входит в какую-то комнатку
окнами во двор, кругом куча грязных бумаг и жестянок, сидит какой-то  крючок
и делает вид, будто занят. "Прошу присесть, сэр, -  говорит  юрист,  пока  я
показания с вас сниму". -  "Благодарю  вас,  сэр",  говорит  отец,  садится,
разинул рот и таращит глаза па имена, выписанные на ящиках. "Ваше имя, сэр?"
- спрашивает юрист. "Тони Уэллер", - отвечает отец. "Какого  прихода?"  *  -
спрашивает юрист. "Прекрасная Дикарка",  -  отвечает  отец,  потому  что  он
всегда останавливался там с лошадьми, а в приходах он и в самом деле  ничего
не разумел. "А как зовут леди?" -  спрашивает  юрист.  Тут  отца  огорошило:
"Черт побери, откуда же я знаю!" - говорит он. "Не знаете!" - говорит юрист.
"Не больше вас, - отвечает отец. - А не могу я вставить это потом?" - "Никак
нельзя!" - говорит юрист. "Ну,  ничего  не  поделаешь,  -  подумав  минутку,
говорит отец. Пишите, мистер, Кларк". - "Какая Кларк?" -  спрашивает  юрист,
обмакнув перо в чернила. "Сьюзен Кларк, "Маркиз Гренби", Доркинг, -  говорит
отец, - она пойдет за меня наверняка, если я  попрошу.  Я  ни  слова  ей  не
говорил, а знаю, что пойдет". Выправили лицензию, а она и в самом деле пошла
за него, а что еще хуже, и теперь его обхаживает; а мне из четырехсот фунтов
так ничего и не досталось, такое невезение.  Прошу  прощения,  сэр,  добавил
Сэм, окончив рассказ, - но стоит мне натолкнуться  на  эту-вот  обиду,  и  я
покатился, как новая тачка со смазанным колесом.
     Сэм подождал секунду, чтобы узнать, не нуждаются ли в  его  услугах,  и
вышел из комнаты.

3

Случилось так, что в этот самый момент мистер Сэмюел Уэллер наводил блеск на
цветные отвороты сапог, являвшихся личной  собственностью  фермера,  который
после утомительных занятий на  рынке  Боро  подкреплялся  легким  завтраком,
состоявшим из  двух-трех  фунтов  холодного  ростбифа  и  одной-двух  кружек
портера;  именно  к  мистеру  Сэмюелу  Уэллеру  прямехонько  подошел   тощий
джентльмен.
     - Друг мой, - начал тощий джентльмен.
     - Он, видно, любит получать советы на  даровщинку,  -  подумал  Сэм,  -
иначе он не воспылал бы любовью ко мне". Но вслух он сказал только:
     - Что угодно, сэр?
     - Друг мой, - миролюбивым топом заговорил тощий джентльмен, -  много  у
вас в гостинице сейчас постояльцев. Дела небось по горло, а?
     Сэм украдкой посмотрел на вопрошавшего.  Это  был  маленький  сухопарый
человек со смуглым высохшим лицом и беспокойными черными  глазками,  которые
все время подмигивали и поблескивали по  обеим  сторонам  пытливого  носика,
словно вели с этим органом вечную игру в  прятки.  Он  был  одет  в  черное,
ботинки блестели у него так же, как и глаза, на нем была белоснежная рубашка
с брыжами и узкий белый галстук. Из кармана  для  часов  спускалась  золотая
цепочка с печатками. Черные лайковые перчатки он  снял  и  держал  в  руках;
разговаривая, он засовывал руку под фалды фрака, с видом  человека,  который
привык задавать труднейшие вопросы.
     - Дела по горло, а? - спросил маленький человек.
     - Да ничего себе, сэр, - ответил Сэм.  -  В  трубу  не  вылетим,  да  и
капитала не сколотим. Едим вареную баранину без каперсов, а дадут жаркое - о
хрене не думаем.
     - Э, да вы шутник! - сказал маленький человек.
     - У меня старший брат страдал этой болезнью, заметил  Сэм,  может,  она
прилипчива - мы, бывало, часто спали вместе.
     - Занятный у вас старый дом, - продолжал маленький человек, озираясь по
сторонам.
     - Пришли вы нам весточку о вашем прибытии, мы бы  его  отремонтировали,
ответил невозмутимый Сэм.

4

- А... надеюсь, вы меня помните? - осведомился мистер Пиквик.
     - Как не  помнить!  -  ответил  Сэм,  покровительственно  подмигнув.  -
Скверная история, но куда вам до этого типа! Нюхнул раз, два, да и...
     - Сейчас это к делу не относится, - поспешно перебил мистер Пиквик. - Я
хочу поговорить с вами о другом. Садитесь.
     - Благодарю вас, сэр,  -  отозвался  Сэм  и,  не  дожидаясь  вторичного
приглашения, сел, положив предварительно свою старую белую шляпу на площадке
за дверью. - Не очень хороша на вид, - заметил Сэм, - но удивительна в носке
и, пока не обломались поля, служила прекрасной кровлей. Зато без них  легче,
это раз, и каждая дырка дает проход воздуху, это два. Прямо  скажу:  это  не
шляпа, а сито с вентиляцией - так я ее называю!
     Разразившись этой сентенцией,  мистер  Уэллер  приятно  улыбнулся  всем
пиквикистам.
     - А теперь поговорим о деле. Я за вами послал, посоветовавшись с  этими
джентльменами, - сказал мистер Пиквик.
     - Вот именно, сэр, - вставил Сэм, - выкладывай, да поживей, как  сказал
отец сыну, когда тот проглотил фартинг.
     - Прежде всего мы хотели бы знать, - начал мистер Пиквик, - имеются  ли
у вас основания быть недовольным своим местом?
     - Раньше, чем отвечать на этот вопрос, джентльмены, - сказал Сэм,  -  я
бы хотел прежде всего узнать, думаете ли вы предложить мне лучшее.
     Луч тихого благоволения озарил  лицо  мистера  Пиквика,  давшего  такой
ответ:
     - Я не прочь взять вас к себе на службу.
     - К вам? - воскликнул Сэм.
     Мистер Пиквик утвердительно кивнул головой.
     - Жалованье? - осведомился Сэм.
     - Двенадцать фунтов в год, - ответил мистер Пиквик.
     - Платье?
     - Две смены.
     - Работа?
     -  Прислуживать  мне  и  путешествовать  вместе   со   мной   и   этими
джентльменами.
     - Снимайте билетик,  -  выразительно  заметил  Сэм,  -  сдан  одинокому
джентльмену, условия по договору.
     - Значит, вы согласны? - спросил мистер Пиквик.
     - Безусловно, - ответил Сэм. - Если  платье  будет  мне  впору,  как  и
место, все сойдет.
     - Вы,  конечно,  можете  представить  рекомендацию?  -  поинтересовался
мистер Пиквик.
     - Справьтесь об этом у хозяйки "Белого Оленя", сэр, - отозвался Сэм.
     - Можете вы прийти сегодня же вечером?
     - Если платье готово, я влезу в него хоть  сейчас,  с  живостью  заявил
Сэм.
     - Приходите к восьми часам вечера, - сказал мистер  Пиквик.  -  и  если
рекомендация окажется удовлетворительной, о платье мы позаботимся.
     Если не считать одной единственной шалости,  в  которой  участвовала  в
равной мере одна из служанок,  поведение  мистера  Уэллера  оказалось  столь
безупречным, что мистер Пиквик счел вполне возможным заключить соглашение  в
тот же вечер. Со всею стремительностью и  энергией,  характеризовавшими  как
общественную  деятельность,  так  и  частную  жизнь   этого   замечательного
человека, мистер Пиквик тотчас же повел своего нового слугу в  одно  из  тех
удобных заведений, где продается новое и поношенное  мужское  платье  и  где
обходятся  без  затруднительной   и   неприятной   формальности,   именуемой
примеркой; ночь еще не спустилась,  а  мистер  Уэллер  получил  уже  в  свое
распоряжение серый фрак с пуговицами,  украшенными  буквами  П.  К.,  черную
шляпу с кокардой, пестрый полосатый жилет, светлые штаны и гетры  и  столько
других необходимых вещей, что перечислить их не представляется возможным.
     - Итак, -  заметил  сей  внезапно  преобразившийся  субъект,  заняв  на
следующее утро наружное место в итенсуиллской карете, - хотел  бы  я  знать,
кем полагается мне быть - лакеем, грумом, егерем или торговцем семенами! Вид
у меня такой, будто я смесь всех четверых! Ну, не  беда!  Перемена  климата,
много  развлечений,  мало  дела,  и  я  все  это  мне  подходит   при   моей
необыкновенной хворости. Итак, да здравствуют пиквикисты! - скажу я.

5

- Ну, Сэм, - сказал мистер Пиквик своему  камердинеру,  появившемуся  в
дверях спальни, когда он заканчивал свой туалет, -  сегодня,  кажется,  весь
город на ногах.
     - Сущая потеха, сэр, -  отвечал  мистер  Уэллер.  -  Наши  собрались  в
"Городском Гербе" и уже надорвали себе глотки.
     - А! - сказал мистер Пиквик. -  До  такой  степени  они  преданы  своей
партии, Сэм?
     - В жизни не видал такой преданности, сэр.
     - Деятельные люди? - сказал мистер Пиквик.
     - На редкость, - ответил Сэм.  -  Еще  никогда  не  видал,  чтобы  люди
столько ели и пили. Дивлюсь, как они не боятся лопнуть.
     - Это излишняя доброта здешних помещиков, - заметил мистер Пиквик.
     - Похоже на то, - коротко ответил Сэм.
     - Они производят впечатление славных, свежих, здоровых ребят, -  сказал
мистер Пиквик, выглядывая из окна.
     - Еще бы не свежих, - отозвался Сэм, - я с двумя лакеями  из  "Павлина"
здорово откачивал независимых избирателей после их вчерашнего ужина.
     - Откачивали независимых избирателей! - воскликнул мистер Пиквик.
     - Ну, да, - ответил его слуга, - спали, где упали, утром мы вытащили их
одного за другим и - под насос, а теперь они, регулярно, в  полном  порядке.
По шиллингу с головы комитет выдал за эту работу.
     - Быть не может! - воскликнул пораженный мистер Пиквик.
     - Помилуй бог, сэр, - сказал Сэм, - где же  это  вас  крестили,  да  не
докрестили? Да это еще пустяки.
     - Пустяки? - повторил мистер Пиквик.
     - Сущие пустяки, сэр, - отвечал слуга.  -  Вечером  накануне  последних
выборов противная партия подкупила служанку в "Городском Гербе",  чтобы  она
фокус-покус устроила с грогом четырнадцати избирателям, которые остановились
в гостинице и еще не голосовали.
     - Что значит  устроить  фокус-покус  с  грогом?  -  осведомился  мистер
Пиквик.
     - Подлить снотворного, - отвечал Сэм. - Будь я  проклят,  если  она  не
усыпила их всех так, чтоб они опоздали на двенадцать часов к выборам! Одного
для пробы положили на носилки и доставили к палатке, где голоса  подавались,
да не прошло - не допустили голосовать! Тогда его отправили обратно и  опять
уложили в постель.
     - Странные приемы, - сказал мистер Пиквик, не  то  разговаривая  сам  с
собой, не то обращаясь к Сэму.
     - И наполовину не такие странные, сэр, как одно чудесное  происшествие,
что случилось с моим собственным отцом во время выборов в этом самом городе,
- отозвался Сэм.
     - А что такое? - полюбопытствовал мистер Пиквик.
     - А вот, ездил он сюда прежде с каретой, - начал Сэм, - подошли выборы,
одна партия и наняла его доставить избирателей из Лондона. Вечером, накануне
отъезда, комитет другой партии  посылает  за  ним  потихоньку,  он  идет  за
посланным, тот вводит его в большую комнату... множество джентльменов,  горы
бумаг, перья, чернила и все такое. "А, мистер Уэллер, - говорит  джентльмен,
сидящий в кресле, - очень рад вас видеть,  сэр,  как  поживаете?"  -  "Очень
хорошо, благодарю вас, сэр, - говорит отец, - надеюсь, и вы чувствуете  себя
недурно?" - "Ничего себе,  благодарю  вас,  сэр,  -  говорит  джентльмен,  -
присаживайтесь, мистер Уэллер... пожалуйста, присаживайтесь, сэр". Вот  отец
присаживается, и уставились они с джентльменом друг на друга.  "Вы  меня  не
помните?" - говорит джентльмен. "Не могу сказать, чтобы помнил",  -  говорит
отец. "О, я вас знаю, - говорит джентльмен, - знал вас, когда  вы  мальчиком
были", - говорит он. "Ну, а я вас не помню",  -  говорит  отец.  "Это  очень
странно", - говорит джентльмен. "Очень", - говорит отец. "Должно быть, у вас
плохая память, мистер Уэллер",  -  говорит  джентльмен.  "Да,  память  очень
плохая", - говорит отец. "Я так и думал",  -  говорит  джентльмен.  Ну,  тут
наливает он ему стакан вина и обхаживает его, говорит, как он,  мол,  хорошо
лошадьми правит; отец, регулярно, разошелся, а под конец тот сует ему в руку
билет в двадцать фунтов. "Очень плохая дорога отсюда до Лондона", -  говорит
джентльмен. "Местами  дорога  тяжелая",  -  говорит  отец.  "Особенно  около
канала, кажется", - говорит джентльмен. "Место  пакостное,  это  правильно",
говорит отец. "Ну-с, мистер Уэллер, - говорит джентльмен, -  мы  знаем,  что
кучер вы прекрасный и с лошадьми можете сделать что хотите. Все мы вас очень
любим, мистер Уэллер; так что если произойдет несчастный  случай,  когда  вы
повезете сюда этих вот избирателей, и если они вывалятся в канал без вредных
последствий, так эти деньги берите себе",  -  говорит  он.  "Джентльмен,  вы
очень добры, - говорит отец, - и за ваше здоровье я выпью еще стакан  вина",
- говорит он. Выпил, а потом спрятал деньги и откланялся.  Вы  не  поверите,
сэр, - продолжал Сэм, с невыразимым бесстыдством глядя  на  своего  хозяина,
что в тот самый день, как поехал он  с  этими  избирателями,  его  карета  и
опрокинулась на том вот самом месте, и все до единого высыпались в канал.
     - И все они благополучно выбрались  оттуда?  -  быстро  спросил  мистер
Пиквик.
     - Как же... - очень медленно отвечал Сэм, - похоже на  то,  что  одного
старого джентльмена не досчитались, знаю, что нашли его шляпу, а  не  совсем
уверен, была при ней его голова или нет. Но  вот  тут-то  самое  странное  и
удивительное совпадение, по-моему: после того, что сказал  этот  джентльмен,
карета отца опрокинулась на том самом месте и в тот самый день!

6

Хватит, пожалуй. Там таких сокровищ полна книга, если я не остановлю себя усилием своей недюжинной воли, произведение окажется здесь целиком, причём, вразнобой, фрагментами, а это затруднит восприятие. и утяжелит форум, а он у фака и так еле ползает

7

Спасибо, Дуб. Я эту вещь Диккенса, вроде  не читал. Очевидно, или не зацепила в детстве, или не понял,. Возможно, прочитаю. По крайней мере возьму на заметку.

8

Леоперд, я начала вчера читать Ивлина Во в онлайне. Своеобразно

9

Ивлена Во в мою юность, если не путаю, не печатали. Я его с удовольствием прочитал уже в зрелом возрасте. Кстати, есть еще англосакс, фамилию я подзабыл, но роман называется "Отсюда и вечность" про военную эпоху- офигенный роман. Кстати, хорошо про это писал Ирвин Шоу, да и Ремарк канешна. В мою юность таких книг не было и библиотеках, кое-что издавали в "иностраннной литературе". Совсем другой взгляд на войну.

10

Глухой Леопёрд написал(а):

Ивлена Во в мою юность, если не путаю, не печатали. Я его с удовольствием прочитал уже в зрелом возрасте. Кстати, есть еще англосакс, фамилию я подзабыл, но роман называется "Отсюда и вечность" про военную эпоху- офигенный роман. Кстати, хорошо про это писал Ирвин Шоу, да и Ремарк канешна. В мою юность таких книг не было и библиотеках, кое-что издавали в "иностраннной литературе". Совсем другой взгляд на войну.


Мне у Ремарка понравилось "Время жить и время умирать", а на "Западном фронте без перемен" я не читала. У Ивлина Во я читаю "Мерзкая плоть". Об английском обществе.

11

Михалыч, ты из тех людей, которым прочтение чего-то стоящего своего ума к сожалению никогда не добавляет.

12

Кто бы говорил..)))

13

Григ, я, вообще-то, для Леопёрда выдал рекомендации. И предметом твоего рассмотрения должно стать, добавит ли прочтение Диккенса ума ЕМУ.
Сомневаюсь, правда, что твоё Прасвищонное Мнение по данному вопросу его заинтересует.

14

леди-ястреб написал(а):

Кто бы говорил..)))

но точно не ты  :)

15

Дуб написал(а):

Григ, я, вообще-то, для Леопёрда выдал рекомендации.

так то это тут общественное место
это если бы ты кучу навалил в пдъезде а тебя поймали и еблом в неё сунули, а ты бы отплёвываясь орал бы, что ты для Пёрда навалил  %-)

Дуб написал(а):

Сомневаюсь, правда, что твоё Прасвищонное Мнение по данному вопросу его заинтересует.

это не важно, важно что твоё мнение здесь всех интересует особенно Сагочку

16

Григ, я конечно, понимаю, что ты у нас парень РРРРэзкий, но писать про говно в мирном литературном топике, это, по-моему перебор.

17

Дуб написал(а):

Григ, я конечно, понимаю, что ты у нас парень РРРРэзкий, но писать про говно в мирном литературном топике, это, по-моему перебор.

а как тебе еще объяснить чтобы тебе стало понятно?
Видишь, сейчас у тебя не осталось вопросов подобно этому:

Дуб написал(а):

я, вообще-то, для Леопёрда выдал

18

Везет вам, время полно читать всякую хуету, видать шоколадно живете. Мне вот даже Лолу некогда, не говоря уже про Киселева

19

Диккенс это не хуета.

Хотя с Эхом Москвы не сравнить, конечно. Но мы люди нетребовательные, нам хватает.

20

Григ, у меня вопросов к тебе и не было.
То было, наоборот, сообщение для тебя. А, впрочем, не важно, я привык, что ты на своей волне и нихуя не слышишь.


Вы здесь » НОВОЗЕЛАНДСКИЙ ЗАБОР » ФОРУМ » Леопёрду. Моё маленькое литературное открытие.